Всем хорошим в нас мы обязаны генам
   
ГЛАВНАЯ ОБО МНЕ СТАТЬИ ТВОРЧЕСТВО КНИГИ КОНТАКТЫ

Всем хорошим в нас мы обязаны генам

Всем хорошим в нас мы обязаны генам Торопливый читатель после первой же фразы готов вставить свою реплику о том, что это неправда, дело не только в генах, играет роль также среда и воспитание и т. п. Но это вопрос терминологической путаницы. Слово «ген» в биологии имеет два значения: одно из классической генетики, другое из молекулярной биологии. Классическая генетика видит «ген» только там, где две особи различаются по какому-то признаку. В этом смысле у человека есть ген карих глаз и ген голубых глаз, но нет гена глаз как таковых. Разумеется, скажет молекулярный биолог, без генов никакой глаз у вас ни за что не вырастет, но генетик-то просто имел в виду, что по признаку наличия глаз в человеческой популяции нет никакой вариабельности. И когда кто-то говорит, что не может быть «гена доброты», он тоже имеет в виду, что не существует наследуемой вариабельности по признаку склонности к доброте. С другой стороны, объекты, не имеющие генов — каменный валун, айфон или грозовой фронт с градом — точно не могут быть добрыми. А потому вопрос «благодаря какому именно гену у нас появилось такое-то и такое-то человеческое свойство?» всегда имеет смысл.

Читатель хотел читать про собачек, а мы пудрим ему мозги расплывчатыми рассуждениями — фу, как стыдно, давайте ближе к делу. Итак, про собачек. Двое исследователей из США, Моника Уделл и Бриджет фон Хольдт решили выяснить, благодаря какому гену собаки — такие милые и приятные существа. В отличие, к примеру, от волка или росомахи.

В исследовании участвовали 18 собак разной степени породистости, а также 10 волков, пойманных в младенчестве и воспитанных людьми. Хотя волки эти были довольно-таки милыми по сравнению с дикими сородичами, все же собаки сильно опережали их в приветливости и доброжелательности. Моника, специалист по поведению животных, разработала тесты, с помощью которых для каждого животного была определена степень готовности общаться и кооперировать с человеком (назовем это качество «дружелюбием»).

Ну а дальше оставалось найти гены, определяющие это различие. Легко сказать: у двадцати восьми исследованных животных были десятки и сотни тысяч генетических различий, разбросанных по всем 39 парам собачьих хромосом. Идти наобум, тупо рассчитывая корреляции, при такой выборке совершенно бессмысленно. Надо было сосредоточиться на чем-то конкретном, и мудрая Бриджет фон Хольдт придумала, на чем именно.

Она вспомнила про синдром Вильямса — не слишком редкое наследственное заболевание, «синдром лица эльфа», при котором на фоне сильного интеллектуального отставания у детей наблюдается повышенная эмоциональная привязчивость, общительность, постоянная готовность к контакту с людьми. Специалисты, работающие с «эльфами», нередко жалуются, что рядом с ними невозможно не почувствовать себя довольно злобным и подленьким существом.

Но это же нередко говорят и о собаках: их хозяева подтвердят вам, что уж хоть раз-то в жизни каждый из них задумывался о том, что просто недостоин такой преданной любви. У носителей синдрома Вильямса все дело в 7-й хромосоме: на ней отсутствует довольно длинный кусок, содержащий больше двадцати разных генов. У собаки и волка этому месту генома соответствует* длинное плечо хромосомы номер 6. Вот на это самое место и решили пристально взглянуть наши исследовательницы.

Взглянув, они нашли у своих зверюшек огромное разнообразие вариантов даже на таком коротком участке (у носителей синдрома Вильямса, между прочим, разнообразие вариантов тоже огромное). У собак хромосомных перестроек было в целом больше, чем у волков. И один из генов, лежащих в этом фрагменте хромосомы — GIF21 — у всех добрых и общительных собак всегда был сломан. Те же немногие собаки, чей GIF21 оставался нетронутым, поведением очень напоминали волков.

Что за ген такой? Ген, как это нередко бывает, разочаровал исследователей: он, что называется, «регуляторный», то есть кодирует белок, который регулирует другие гены, которые тоже кодируют белки, которые что-то регулируют... такие каскады у приличных животных включают до дюжины звеньев, и говорить, что кто-то в них досконально разобрался, преждевременно. Однако, порывшись в литературе, исследовательницы выяснили, что у мышей мутации в гене GIF21 тоже вызывают повышенную тягу к социальности. Нашлось у наших собачек и еще два гена, перестройки и поломки в которых очевидным образом связаны с характером.

Подписаться на новые статьи Подписаться на новые статьи

  Оставьте комментарий!
  Похожие статьи
А равнобедренный ли треугольник?
А равнобедренный ли треугольник?
Оказывается, что одна из сторон пирамиды Хеопса короче остальных
Куда летит время?
Куда летит время?
Почему в детстве время идет медленно, а с возрастом ускоряется?
Влияние компьютерных игр на память
Влияние компьютерных игр на память
Последние исследования по поводу влияние игр на внимание и память человка
Ринопластика
Ринопластика
Ринопластика - что это?
Культура
Книги и Литература
Интернет
Финансы
Спорт
Туризм
Товары
История
Мистика
Отношения
Семья
Ремонт
Игры
Мода
Медицина
Кулинария
Государство
Авто
Увлечения
Психология
Дизайн
Разное
Наука
Образование
ПнВтСрЧтПтСбВс
Может заинтересовать
Паркур
Каких правил стиля придерживаются нью-йоркские девушки?
Обзор игры: «Спарта: Война империй»
Что такое аккаунт?
Статистика

Индекс цитирования


© gfom.ru, Глеб Фомин, Культура, Искусство, Философия, 2019